Photogallery
 
Personal information
Photogallery
Favorite links
Travel and adventures
Literature
Contact information
Services on the site
Latest site news
Main page
 

Old photos and postcards collection Custom handicrafted necklaces, earrings, bracelets, broaches
Russian madonna Russian seasons

Custom beaded jewelry by Zoya Gutina

 

 

Живопись В.П.Шкуркина

Биография Владимира Павловича Шкуркина (1900-1990 гг.)

В.П.Шкуркин и его картина "Похороны Руса". Сан-Франциско, 1941 г.

На сайте вы встретитесь с двумя биографиями Владимира Павловича Шкуркина. Одна, на английском языке, была составлена для американских коллекционеров произведений искусства, там многое упущено или сжато. А эта биография - на русском языке, для русскоговорящих, где бы они ни жили. События имеют другую окраску, блики - там где надо, а полотно - отечественное. Увы, рамы потускнели, сусальное золото облупилось, и, кроме членов семьи В.П.Шкуркина, мало кто знает о Владимире Павловиче, о его жизни, о его творчестве... И многое тоже упущено...

Мать Владимира Павловича Шкуркина, Елена Васильевна Ширяева (1872-1968 гг.), дочь штабс-капитана, окончила Императорский Московский Николаевский сиротский институт в 1892 году как домашняя наставница (гувернантка), с правом преподавания. Отец, Павел Васильевич Шкуркин (1868-1943 гг.), окончил военное училище в Москве в 1889 году. После выпуска он на пароходе через Суэцкий канал прибыл во Владивосток, где начал службу офицером в линейном батальоне.

Неожиданно для самого себя подпоручик Шкуркин почти сразу после приезда на Дальний Восток женился, а история женитьбы была довольно-таки необычной. Однажды в Морском собрании один из мичманов его оскорбил. Формально придраться было не к чему, но Павел Васильевич решил отомстить задире и "отбить" у мичмана девушку. Дело было проделано настолько успешно, что вскоре (в начале 1891 г.) он женился на этой девушке, Александре Викторовне Богдановой. В 1893 году Павел Васильевич уволился с военной службы, принял личное приглашение губернатора Приморской области П.Ф.Унтербергера и начал исполнять обязанности сразу на нескольких должностях одновременно в посту Святой Ольги, в гавани на северо-востоке от Владивостока. Здесь, имея казенную квартиру, Павел Васильевич выстроил дом, но условия жизни там были, разумеется, не те, что во Владивостоке. Двое детей, Ольга (1895 г.) и Олег (1898 г.), выжили, но несколько других детей умерли в младенческом возрасте (от недосмотра - так говорили в нашей семье).

К тому времени Павел Васильевич был уже знаком с Еленой Васильевной Ширяевой, он познакомился с нею еще в Москве, до своего отъезда на Дальний Восток, ей тогда было всего 16 лет. Он попросил ее, как дипломированную гувернантку, приехать на Дальний Восток, чтобы помочь с уходом и воспитанием детей. Елена Васильевна приехала и взяла на себя заботу о детях. В 1899 году Александра Викторовна и Павел Васильевич со скандалом разошлись, Александра Викторовна уехала, но официального развода она ему долго не давала. Павел Васильевич передал ей дом и участок во Владивостоке, и Александра Викторовна подписала документ, в котором отказывалась от денежных претензий к мужу. Официально их развод был оформлен лишь в 1922 году, через суд в Москве, к тому времени Павел Васильевич и Александра Викторовна приняли в Харбине, на территории Китая, Советское гражданство. Сразу после развода Павел Васильевич вступил в официальный брак с Еленой Васильевной, с которой он уже долгое время жил в гражданском браке и от которой у него был сын Владимир.

Итак, Владимир Павлович Шкуркин, согласно документам, родился в Маньчжурии, в городе Гирине, 17 июля 1900 года. По более поздним американским документам, он родился на месяц позже. Согласно же личным записям его отца, Павла Васильевича, в посту Святой Ольги "...в 12 часов ночи с 28-29 марта, 1899, родился сын Владимир" (стр.16, для памяти, Настольная Книга за 1895 г.). В свидетельстве о рождении сказано, что Владимир Павлович родился 4 августа 1900 года и был крещен во Владивостоке 16 августа 1901 года, а крестной матерью была Елена Васильевна Ширяева. Но интересно, что это была машинописная копия свидетельства, выданная в 1907 году, когда Павел Васильевич жил уже в Гирине. Все это было задумано для того, чтобы скрыть, что Владимир Павлович был, по сути дела, незаконнорожденным ребенком, так как Елена Васильевна Ширяева только в 1922 году смогла оформить законный брак с Павлом Васильевичем (после его развода с первой женой).

Отец Владимира Павловича был известным военным востоковедом, китаистом, а также выполнял особые поручения царского правительства. Мать, Елена Васильевна Ширяева, как мы уже говорили, была гувернанткой. Владимира Павловича учили дома в Гирине. В 1909 году семья переехала в Хабаровск, где отец поступил в штаб Приамурского округа переводчиком китайского языка, а Владимира вместе с его сводным братом Олегом определили в кадетский корпус. С детства он любил рисовать, в корпусе его способности заметилии предложили ему дополнительные частные уроки по художественному мастерству. В кадетском корпусе вышло в свет первое художественное произведение, в издании которого Владимир принял самое деятельное участие: "юморо-футуристический журнал" пародий и карикатур "Ясная Плешь Европы", рукопись которого сохранилась с 1914 года до сих пор. Из-за климата в Хабаровске Владимир Павлович часто болел воспалением легких, и, чтобы он не отставал от программы, ему разрешили перевестись в Киевский кадетский корпус. В 1915 году мать отвезла его в Киев, определила в корпус и вернулась уже в Харбин. В Киеве Владимир Павлович продолжил свое образование, включая более серьезное обучение искусству, живописи и черчению, с перспективой работы картографом и над иллюстрациями в военных руководствах и учебниках.

После Великой Октябрьской социалистической революции, в 1918 году Киев оккупировали немцы, затем пришел Чешский легион, потом... В условиях смены властей корпус закрылся, а преподавательский состав и кадеты разбежались. Владимир Павлович смог на крыше вагона выехать из Киева и на перекладных добраться до Вязьмы, где он поселился у дяди (брата своей матери). В Вязьме он работал художником в театрах, исполняя росписи задников и декораций. Там он женился на своей первой жене, Лидии Плоткиной, которая работала сестрой милосердии, и вскоре у них родилась дочь Людмила. В Вязьме Владимир Павлович серьезно заболел тифом, а потом менингитом. Жена за ним ухаживала, а времена были трудные, в стране был голод, даже за картошкой надо было ездить в деревню. К счастью, во время пожаров и взрывов военных складов в Вязьме в 1922 году они не пострадали. От этого периода в семейной истории остались иллюстрации и их подробное описание.

В конце 1922 года Владимир Павлович на основании того, что он родился за границей, смог получить выездную визу. Разумеется, он хотел взять с собой жену и дочь. Но ехать надо было сразу, хотя условия были суровыми: зимой, через Сибирь, в теплушке, со многими остановками - и жена отказалась ехать с ребенком. Чтобы потом не возникло трудностей, тем более, что было неизвестно, сможет ли она выбраться сама, Владимир Павлович и Лидия Плоткина решили мирно развестись. Владимир Павлович провел 28 дней в теплушке, добираясь до Читы. Там он провел еще месяц, оформляя выездную визу из Дальневосточной Республики, и в конце января 1923 года с трудом добрался до Харбина в Маньчжурии.

В Харбине, а затем в Шанхае, куда переехал Хабаровский кадетский корпус и куда он затем переселился, он преподавал черчение и художественное мастерство на различных курсах. Там смог сдать экзамены за полный курс кадетского корпуса, прерванный в Киеве. В Харбине он также в течении двух лет писал (частично под руководством отца, частично по своим воспоминаниям) историю нашей семьи, охватывающую период с 1775 по 1925 годы. Рукопись "ПРОШЛОЕ" насчитывает 325 страниц, в ней множество фотографий и иллюстраций, выполненных карандашом тушью, и даже маслом. Павел Васильевич хорошо оценивал политические события в Маньчжурии, предчувствовал японскую оккупацию и решил послать сына в США "дальше учиться художеству". В 1925 году Владимир Павлович из Харбина поехал на поезде в Корею, оттуда в Японию и дальше, в Сиэтл, в США. Там он жил с 1925 по 1938 годы, пока не переселился с семьей в Калифорнию. В Сиэтле он начал с того, что устроился работать у подрядчика маляром. Ввиду того, что подрядчик был сам из Харбина, с языком не было таких трудностей, какие испытывали другие иммигранты. Подрядчик начал брать контракты, где, по мимо покраски, просили изготовить декорации или сделать росписи.

Когда Владимир Павлович немного освоил английский разговорный язык, то начал самостоятельно брать подряды на живописные работы, а также начал заниматься иконописью. Росписи были различные: пейзажи, декоративные узоры египетского стиля, популярные в то время, геометрические узоры на потолках в театрах и бальных залах. У нас в доме стены были расписаны иллюстрациями "под Билибина" на темы русских народных сказок. Это оказалась хорошей рекламой, и в 1930 году Владимир Павлович получил подряд на роспись русского ресторана в стиле билибинских иллюстраций к пушкинской "Сказке о Царе Салтане". Ресторан теперь греческий, но росписи сохранились до сегодняшнего дня (ресторан Bacchus, 806 Roy Street, Seattle, WA, USA).

Незадолго до этого, в августе 1928 года, в Сиэтл из Харбина на пароходе "President Cleveland" приехали Павел Васильевич и Елена Васильевна. Приехали первым классом, с большим количеством чемоданов, к "сыну, в Америку, заниматься садоводством, доживать свой век". На том же пароходе, в третьем классе, приехала по студенческой визе двадцатидвухлетняя дочь православного священника Ирина Петровна Лапикен, бывшая студентка Павла Васильевича по курсу востоковедения и китайского языка, она была знакома с семьей Шкуркиных по Харбину. Не зная английского языка, она устроилась домработницей в богатую семью, немного говорила по-французски, немного по-немецки, а через несколько недель смогла объясняться и по-английски. Владимир Павлович и Ирина Петровна подружились и полюбили друг друга, а в ноябре 1928 года они повенчались.

В марте 1929 года Павел Васильевич купил дом в Сиэтле, и все там поселились. Владимир Павлович продолжал работать то маляром, то художником, и расписал все стены своего дома. В это время в США наступила экономическая депрессия, безработица захлестнула страну, и работу было найти почти невозможно. К тому времени у него с Ириной Петровной родились сыновья Владимир (1930 г.) и Георгий (1931 г.). Наконец, Владимиру Павловичу удалось устроиться маляром - на том же пароходе, на котором приехали его родители и жена. В течении четырех лет (1932-36 гг.) он плавал между Сиэтлом и Манилой, приезжая домой каждые сорок дней на десять дней. Япония - Китай - Филиппины, а затем обратно. Павел Васильевич устроился санитаром в больницу для душевнобольных, Ирине Петровне иногда подворачивалась работа по упаковке печенья на кондитерской фабрике. А Елена Васильевна занималась с детьми, они читали и писали по-русски, а также музицировали на рояле.

В Сиэтле начали строить новый православный храм, и понадобились иконы. Владимир Павлович оставил свою прежнюю работу и принялся за иконы. Не помню сейчас, сколько их было, но до сих пор четыре иконы его исполнения украшают Спиридоновский Собор в Сиэтле. В это же время он выполнил заказ для православной церкви на Аляске. В 1938 году Владимир Павлович поехал в Калифорнию, рассчитывая получить работу в Голливуде, где его знакомый по Сиэтлу устроился художником в киностудии, но до Голливуда он не доехал, так как в результате наводнения железнодорожное сообщение с Лос-Анджелесом было нарушено, добрался только до Сан-Франциско. Там Владимир Павлович сразу получил работу: росписи в ресторане, двенадцать икон в храме, а позднее, когда к нему уже приехала жена и дети, его пригласили выполнять две росписи на международной выставке 1939-40 гг. в Сан-Франциско.

Первое время (1938 г.) наша семья жила в русском общежитии, всего там было пять семей, на всех - одна кухня, один туалет, одна ванная... Наша семья была самая богатая на этаже - две комнаты. В 1939 году мы смогли снять приличную квартиру и вызвать к себе из Шанхая брата и мать Ирины Петровны, они успели приехать в США до начала второй мировой войны. Владимир Павлович продолжал писать иконы для местных храмов, а Ирина Петровна устроилась уборщицей по вечерам в здании в центре Сан-Франциско. Но все-таки жить было туговато: не было постоянной работы. В 1941 году Владимир Павлович смог устроиться на государственную службу в пригороде Сан-Франциско (город Vallejo (Валейхо), 50 километров от Сан-Франциско), на военно-морскую кораблестроительную базу Mare Island Naval Shipyard. Наша семья переехала в Валейхо в 1943 году, когда мы получили казенную квартиру, а до этого Владимир Павлович делил там комнату с русским маляром, который тоже там работал, и приезжал в Сан-Франциско раз в неделю. Когда мы переехали, Ирина Петровна устроилась туда же машинисткой (в то время компьютеров, разумеется, не было, и даже печатные машинки были механические). Владимир Павлович вскоре получил должность художника-иллюстратора и рисовал различные плакаты, делал росписи и иллюстрации до конца своей службы (1963 г.).

В 1946 году семья купила дом, и постепенно Владимир Павлович начал развивать свою собственную студию, преподавал художественное мастерство частным лицам и принимал участие в работе местных художественных организаций, где он выставлял свои произведения. Еще до выхода на пенсию он заказал постройку по своим чертежам студии позади дома, и там продолжал преподавать. Летом они с Ириной Петровной много путешествовали на автомобиле по всей стране, ездили в Канаду, в Мексику, много фотографировали, а Владимир Павлович писал этюды. Плоды этих поездок легко найти среди выставленных картин. В свободное время он выставлял и продавал свои картины в галереях, на выставках и ярмарках, Ирина Петровна помогала ему устанавливать киоски и оказывала другую посильную помощь. Следует отметить, что и детей, и внуков своих Владимир Павлович обучал искусству с раннего детства.

Начиная примерно с 1985 года Владимир Павлович уже не мог больше преподавать, стал постепенно слепнуть и слабеть. Ирина Петровна за ним ухаживала до его смерти в 1990 году. Он умер, когда ему было 90 лет, вместе они прожили 62 года. Ирина Петровна скончалась в 1996 году, оба они похоронены на Сербском кладбище в Colma, под Сан-Франциско (самое большое русское кладбище в этом районе, там захоронено 12 тысяч человек).

Екатерина Владимировна Шкуркина, внучка Владимира Павловича, получила в наследство все его непроданные картины. До начала продажи, чтобы сберечь изображения, она сфотографировала их и отсканировала фотографии (вы можете посмотреть их на сайте).

Составитель биографии 
Владимир Владимирович Шкуркин,
сын Владимира Павловича Шкуркина 

Ссылки на сайты семьи Шкуркиных:
          http://shkurkinarts.com
          http://www.qrz.com/callsign.html?callsign=W6VEF

Personal information Photogallery Favorite links Travel and adventures Literature Contact information Services on the site Latest site news Main page