Literature ( in Russian )
 
Personal information
Photogallery
Favorite links
Travel and adventures
Literature
Contact information
Services on the site
Latest site news
Main page
 

Old photos and postcards collection Custom handicrafted necklaces, earrings, bracelets, broaches
Russian madonna Russian seasons

Custom beaded jewelry by Zoya Gutina

 

 

ВОЕННОПЛЕННЫЕ - ПРАВДА И ЛОЖЬ
(публикуется с небольшими сокращениями и уточнениями)

Кто из нас не знает, не читал в материалах демократический печати о "страшной" судьбе бывших солдат Красной Армии, которые после освобождения их из фашистского плена попадали в плен еще более худший - в застенки сталинского ГУЛАГа?! Историки и публицисты, как бы соревнуясь друг с другом, рисуют нам душераздирающие картины, живописующие, как бывшие узники прямо в тех же фашистских вагонах отправляются через всю освобожденную (или покоренную - как кому нравится) Европу и исчезают в ненасытной прорве колымских лагерей или, как минимум, штрафбатов. Попробуем разобраться где тут ложь, а где - правда, полистав некоторые недавно рассекреченные документы.

Элементарный здравый смысл подсказывает, что бывшие военнослужащие, вернувшиеся из вражеского плена, должны непременно быть проверены органами военной контрразведки. Хотя бы по той простой причине, что среди них обязательно имеется некоторое количество завербованных врагом предателей. Немцы всегда активно использовали этот канал для засылки своей агентуры. Вот что писал по этому поводу в своих мемуарах Вальтер Шеленберг: "В лагерях для военнопленных отбирались тысячи русских, которые после обучения забрасывались в глубь русской территории. Их основной задачей, наряду с передачей текущей информации, было политическое разложение населения и диверсии. Другие группы предназначались для борьбы с партизанами, для чего их забрасывали в качестве наших агентов к русским партизанам. Чтобы скорее добиться успеха, мы начали набирать добровольцев из числа русских военнопленных прямо в прифронтовой полосе". Таким образом, создание в конце 1941 года по приказу Наркома обороны N 0521 фильтрационных лагерей для проверки освобожденных из плена было насущной необходимостью. Кстати, точно так же поступали и в армиях других воюющих стран. Проверку в этих спецлагерях проходили не только военнопленные. Поступавшие туда условно делились на три учетные группы:

1-я - военнопленные и окруженцы; 2-я - рядовые полицейские, деревенские старосты и другие гражданские лица, подозреваемые в изменщической деятельности; 3-я - гражданские лица призывного возраста, проживавшие на территории, занятой противником. Может быть, именно из этих фильтрационных лагерей бывших пленных и гнали скопом на Колыму? По сведениям, приведенным А. Кокуриным и Н. Петровым, сотрудниками антисталинского "Мемориала", в журнале "Свободная мысль", на 1 марта 1944 года через органы НКВД прошли проверку 312 594 бывших военнослужащих Красной Армии, побывавших в плену или окружении. Из них: - были отправлены в штрафные батальоны - 1 799 или 0,58%; - арестованы - 8 255 или 2,64%. - убыли в госпитали - 4 337 или 1,39%; - умерли - 1 529 или 0,49%; - остальные были направлены в народное хозяйство, убыли в райвоенкоматы для дальнейшего направления в Красную Армию и на укомплектование конвойных войск НКВД. Таким образом, подавляющее большинство бывших пленных благополучно прошли проверку и были направлены кто в армию, кто в народное хозяйство, а кто и на лечение. Еще 0,49% умерли, что вовсе не удивительно, если учесть, что условия жизни в фашистских концлагерях, откуда они только что прибыли, были, мало сказать, что скотскими. Подверглись репрессиям (т.е. были арестованы или отправлены в штрафбаты) всего 3,22 процента.

В соответствии с постановлением ГКО от 27 декабря 1941 года и СНК СССР от 24 января 1944 года все бывшие в окружении и плену военнослужащие Красной Армии через сборно-пересыльные пункты поступали в спецлагеря НКВД на проверку, откуда уже проверенными передавались для отправки на фронт через военкоматы, частично на работу в промышленность, а частично и арестовывались органами "СМЕРШ". Так, к 20 октября 1944 года в такие спецлагеря НКВД поступило 354 590 человек, из них после проверки возвращено в Красную Армию 249 416, находилось в стадии проверки 51 615, передано в промышленность и охрану 36 630, арестовано органами "СМЕРШ" 11 566, убыли по разным другим причинам, в том числе в госпитали Наркомата обороны, и умерли 5 347 человек.

Таким образом, среди рядового и сержантского состава благополучно проходило проверку свыше 95 процентов (или 19 из каждых 20) бывших военнопленных. Несколько иначе обстояло дело с побывавшими в плену офицерами. Арестовывалось из них менее 3%, но зато с лета 1943 года значительная доля отправлялась в качестве рядовых и сержантов в штурмовые батальоны. И это вполне понятно и оправдано. Офицеру на войне дано больше чем рядовому, но с него и спрос выше. Кроме того, надо учесть, что офицеры, попавшие в штрафбаты и искупившие свою вину, восстанавливались в звании. Например, 1-й и 2-й штурмовые батальоны, сформированные к 25 августа 1943 года, в течение 2 месяцев боев показали себя с отличной стороны и приказом НКВД были расформированы. Бойцов этих подразделений восстановили в правах, в том числе и офицеров, и затем отправили воевать далее в составе Красной Армии.

А в ноябре 1944 года ГКО принял постановление, согласно которому освобожденные военнопленные и советские граждане призывного возраста вплоть до конца войны направлялись непосредственно в запасные воинские части, минуя спецлагеря. В их числе оказались и более 83 тысяч офицеров. Из них после проверки 56 160 человек было вообще уволено из армии, более 10 тысяч направлены в войска, 1567 лишены офицерских званий и разжалованы в рядовые. Итак, после знакомства с фактами, в том числе и опубликованными людьми, которых в симпатиях к Сталину обвинить никак невозможно, миф о трагической судьбе освобожденных советских военнопленных лопается, как мыльный пузырь.

После окончания войны началось массовое освобождение советских военнопленных и гражданских лиц, угнанных на принудительные работы в Германию и другие страны. Согласно директиве Ставки N 11086 от 11 мая 1945 года, для приема репатриантов, освобожденных войсками союзников, наркоматом обороны было организованно 100 лагерей. 22 мая 1945 года ГКО принял постановление, в котором по инициативе Л.П. Берия устанавливался 10-дневный срок регистрации и проверки репатриантов, после чего гражданские лица подлежали отправке к месту постоянного жительства, а военные - в запасные части. Однако в связи с массовым наплывом репатриантов 10-дневный срок оказался нереальным и был увеличен до одного-двух месяцев.

Окончательные итоги проверки советских военнопленных и гражданских лиц, освобожденных после войны, выглядят следующим образом. К 1 марта 1946 года было репатриировано 4 199 488 советских граждан (2 660 013 гражданских и 1 539 475 военнопленных), из них 1 846 802 поступило из зон действия советских войск за границей и 2 352 686 принято от англо-американцев из других стран. Вот результаты проверки и фильтрации репатриантов (по состоянию на 1 марта 1946 года):

- направлено к месту жительства - 2 1146 126 (80,68%) гражданских и 281 780 (18,30%) военнопленных; - призвано в армию - 141 962 (5,34%) гражданских и 659 190 (42,81%) военнопленных; - зачислено в рабочие батальоны - 263 647 (9,91%) гражданских и 344 448 (22,37%) военнопленных; - передано в распоряжение НКВД - 46 740 (1,76%) гражданских и 226 127 (14,69%) военнопленных; - находилось на сборно-пересыльных пунктах и использовалось на работах при советских воинских частях и учреждениях за границей - 61 538 (2,31%) гражданских и 27 930 (1,81%) военнопленных. Кому-то эта цифирь, возможно, покажется скучной и неинтересной, но я нарочно привожу эти данные, чтобы хоть чуть поумерить прыть тех, кто привычно, но бездоказательно исчисляет количество жертв сталинизма десятками миллионов. Таким образом, из военнопленных, освобожденных после окончания войны, репрессиям подверглись лишь 14,69 процента. Как правило, это были власовцы и другие пособники оккупантов. Согласно инструкциям, имевшимся у начальников проверочных органов, из числа репатриантов подлежали обязательному суду и аресту только: - руководящий и командующий состав органов полиции, "народной стражи", "народной милиции", "русской освободительной армии", национальных легионов и других подобных организаций; - рядовые полицейские и рядовые участники перечисленных организаций, принимавшие участие в карательных экспедициях или проявившие активность при исполнении обязанностей. (т.е. даже не все поголовно!); - бывшие военнослужащие Красной Армии, добровольно перешедшие на сторону противника; - бургомистры, крупные фашистские чиновники, сотрудники гестапо и других немецких карательных и разведывательных органов; - сельские старосты, являвшиеся активными пособниками оккупантов. Какой же была дальнейшая судьба этих "борцов за свободу Родины", а по сути дела, пособников фашистов, попавших в руки НКВД? Большинству из них было объявлено, что они заслужили суровое наказание, но в связи с победой над Германией Советское правительство проявило к ним снисхождение, освободив от уголовной ответственности за измену Родине, и ограничилось отправкой на спецпоселение сроком на 6 лет.

Такое проявление гуманизма явилось для пособников фашистов полной неожиданностью. Вот характерный эпизод. 6 ноября 1944 года в Мурманск прибыли два английских корабля, на борту которых находилось 9907 бывших советских военнослужащих, сражавшихся в рядах немецкой армии против англо-американских войск и взятых ими в плен. По статье 193 тогдашнего Уголовного кодекса РСФСР за переход военнослужащих на сторону противника в военное время предусматривалось только одно - смертная казнь с конфискацией имущества. Поэтому многие "пассажиры" ожидали, что их расстреляют сразу же на мурманской пристани. Однако официальные советские представители объявили, что Советское правительство их простило, и что они не только не будут расстреляны, но и вообще освобождаются от привлечения к уголовной ответственности за измену Родине. Больше года эти люди проходили проверку в спецлагере НКВД, а затем были направлены на 6-летнее спецпоселение. В 1952 году большинство из них было освобождено, причем в их анкетах не значилось никакой судимости, а время работы на спецпоселении было зачтено в трудовой стаж.

Всего в 1946-1947 гг. на спецпоселение поступило 148 079 власовцев и других пособников оккупантов. На 1 января 1953 года на спецпоселении оставалось 56 746 власовцев, 93 446 были освобождены в 1951-1952 гг. по отбытии срока. Что же касается пособников оккупантов, запятнавших себя конкретными преступлениями, то они были направлены в лагеря ГУЛАГа. Пару слов следует сказать и о бывших советских военнопленных, зачисленных в рабочие батальоны. Многие недобросовестные исследователи и публицисты включают их в разряд репрессированных. Между тем это совершенно не так. В 1945 году после увольнения в запас красноармейцев тех возрастов, на которых распространялся приказ о демобилизации, были отпущены по домам и военнопленные рядового и сержантского состава соответствующих возрастов. Вполне естественно и справедливо, что остальных военнопленных, сверстники которых продолжали служить в армии, следовало восстановить на военной службе. Однако война уже кончилась, и теперь стране были нужны рабочие, а не солдаты. Поэтому в соответствии с постановлением ГКО от 18 августа 1945 года часть из них была зачислена в рабочие батальоны.

По директиве Генерального Штаба Вооруженных Сил СССР от 12 июля 1946 года эти батальоны, являвшиеся аналогом современных стройбатов, были расформированы, а их личный состав получил статус "переведенные в постоянные кадры промышленности". По Постановлению Совета Министров СССР от 30 сентября 1946 года на них было полностью распространено действующее законодательство о труде, а также все права и льготы, которыми пользовались рабочие и служащие соответствующих предприятий и строек. Они сохраняли статус полноправных граждан СССР. В 1946-1948 годах из Красной Армии были демобилизованы военнослужащие ряда возрастов. Соответственно, их ровесники, ранее зачисленные в рабочие батальоны, получили разрешение вернуться в места, где они жили до войны.

Подведем некоторые итоги. Как мы могли убедиться, из военнопленных, освобожденных во время войны, подверглось репрессиям менее 10%, из освобожденных после войны - менее 15%, причем большинство "репрессированных" вполне заслужило свою участь. Конечно, имелись и пострадавшие безвинно, но это было исключением из правила, а отнюдь не правилом.

Добровольная сдача в плен - позорный поступок, независимо от того, карается он Уголовным кодексом или нет. С добровольной сдачей в плен врагу русская армия столкнулась и во время боевых действий в Чечне. Зачастую именно из добровольно сдавшихся в плен боевики вербовали убийц и террористов, перепоручая им всю грязную работу точно так же, как это делали фашисты во время Второй Мировой войны. Если среди нынешних террористов, взрывающих по ночам наши города, преобладают, к сожалению, отнюдь не чеченцы, а "лица славянской национальности", то это говорит лишь о том, что работа по проверке и перепроверке бывших пленных, а также лиц проживавших на оккупированной врагом российской территории поставлена в войсках из рук вон плохо. Поэтому объявлять всех бывших военнопленных мучениками и героями, как это делают наши "демократы", значит глумиться над памятью тех солдат и офицеров, которые предпочли умереть, но не сдаться.

А теперь я попробую объяснить, почему, на мой взгляд, демократический агитпроп пытается представить поголовно всех военнопленных невинными жертвами чего угодно, - от сталинизма до превратностей военной судьбы, - но только не предателями. Уж очень легко само это определение - "предатель" - может быть применимо и к тем, кто олицетворяет нынешний правящий режим в России. Заодно из привычного повседневного обихода и юридической практики исчезает и понятие "измена Родине". Ведь до чего дошло? В собственной стране не можем посадить иностранного шпиона! "Возмущенная мировая общественность" не дает! Отсюда же и бесконечные разговоры о приоритете личных интересов над общественными. Ну не хочет какая-нибудь "личность" защищать свою Родину, вернее, "эту страну" - хочет, чтоб оставили ее в покое. Пусть кто угодно кладет свою голову за свободу и независимость Родины, "личность" всегда отсидится за из спинами и найдет удобное оправдание своему предательству. Да у нас теперь и предателей-то нет. Сплошь одни "консультанты" да "представители".

Андрей Черкасов
ПРАВДА.Ру
31 августа 2001г.

Personal information Photogallery Favorite links Travel and adventures Literature Contact information Services on the site Latest site news Main page