Literature ( in Russian )
 
Personal information
Photogallery
Favorite links
Travel and adventures
Literature
Contact information
Services on the site
Latest site news
Main page
 

Old photos and postcards collection Custom handicrafted necklaces, earrings, bracelets, broaches
Russian madonna Russian seasons

Custom beaded jewelry by Zoya Gutina

 

 

Виктория

  1. Мамины записки
  2. Дверь
  3. Осень, парк, музыка
  4. Найденыш
  5. Командировочный отчет
  6. Серега
  7. Зеленые мячики

      Мамины записки

        - А что может быть хуже рождения мальчика? Только рождение девочки, - так думала я, мрачно разглядывая в очередной раз за день явившийся на тощих дочкиных ногах новый синяк.

    Синяк, естественно, сопровождался обильно льющимися по грязным щекам слезами... Слезы нужно было вытирать, активно сочувствовать, гладить пахнущие почему-то мокрой курицей выцветшие, почти белые от нашего жаркого солнца и ветра, волосы. Получив требующуюся для дальнейшей жизнедеятельности во дворе порцию ласки, умывшись (очень неохотно), переодевшись (охотно), прихватив со стола пару яблок (украдкой), девятилетняя Вера снова улетает во двор. "...Зааакрооойте двеееерь!" - доносится уже со второго этажа.

    Глубокий вечер. Уже темно. Старший погружен в "Контру". Но и он, оторвавшись на десять минут от компьютера, чтобы, не замечая вкуса, сжевать полкило печенья и заглотить пару громадных кружек компота, сомнамбулически оглянувшись, спрашивает: "А где Вера?" Лезу на батарею, высунувшись в форточку, надрываюсь: "Вееераааа!!!! Домой!!" Под окном тревожный и непонятный шепот.

    На лестнице топот десятка ног. Снова тишина и совещательные голоса уже под дверью. Стук - не такой, как всегда, когда моя неспокойная совесть подозревает, что меня пришел арестовывать взвод американского спецназа в кованых ботинках. Нет - стук робкий, просительный. "Мама! Теть Вика! Пожалуйста! Пусть он только переночует у вас! Нам его подкинули! Алене на коленки! И убежали! А у нас уже есть кошка! А у нас крыса! Пожалуйста... Мама... Теть Вика..." И несколько пар горящих от жалости детских глаз в нашем всегда темном подъезде.

    В опять грязных руках дочки нечто не менее грязное, рыжее, маленькое и на удивление молчаливое. И я, тоже молча, впускаю этих двух в квартиру. Редкий случай - Вера сама накладывает себе в тарелку картошку, натирает огурец солью. Тем временем поглядывает, как я, неумолчно ворча: "У тебя аллергия... Терпеть не могу кошек... На нем восемьсот блох!" - мелко-мелко режу сырое мясо, кладу его на капроновую крышку и подсовываю подкидышу. Он с изумлением нюхает угощение, удивленно смотрит на меня запаршивленными глазками и жадно накидывается на мясо. Потом на картошку. Потом на кусок черного хлеба. Дочка, глядя на жадного котенка, подъедает все, что было на тарелке, допивает компот и в глубоком раздумии накладывает еще порцию картошки, разрезает еще один огурец. М-дааа...

    Сын прикрывает мордочку рыжему салфеткой, а я щедро обрызгиваю шерсть "Рэйдом". Он, правда, от тараканов... Кот молчит. Трижды намыливаю его детским "Шварцкопфом" с запахом колы, подставляю его всеми местами прямо под кран. "Мест" у него, правда, немного: большая голова, ребра, раздувшееся паучье брюшко и четыре жалких лапки. Молчит, когда терзаю его полотенцем и частым гребешком, выдирая многочисленных впившихся блох. Хорошо, что кот - "блондин", это стало ясно после отмывки. Почти всех насекомых удалось отыскать. Все это время дети молча сидят слева и справа от меня и по очереди украдкой, сбоку, изучают выражение моего лица - понравился новичок? Оставлю? Не заставлю завтра нести постояльца в подъезд?

    А лицо у меня непроницаемое, как у турецкого разведчика, о том, что мне смешно, они ни за что не догадаются... Они ведь не знают, что в десять лет я принесла домой из городского парка четверых слепых котят, безжалостно выброшенных кем-то. И мать тоже разрешила оставить их. Я выкормила их из пипетки и всех пристроила в хорошие руки. И только после этого уехала отдыхать к бабушке. А у бабушки в чилиге за двором нашла троих утопленных котят, сделала им искусственное дыхание - оживила (!) и всех подложила счастливой кошке. То-то изумилась бабушка, когда с сеновала стали вылезать ужасно дикие котята и начали пить с мамашей ежевечернее молоко из миски... Котята во мне спасительницу не признавали и неблагодарно шипели и царапали меня, когда я пыталась их поймать.

    ...Пятнадцатилетний знаток изучил котенка и авторитетно заявил, что это - кот, а имя ему будет (...если он останется у нас, мама...) Фокс Уильям Малдер. Фокс Уильям, разобравшись в своей будущей судьбе, начал нагловато пищать.

    Назавтра весь мелкий контингент нашего двора решал - а кот ли это? Общим собранием решили - нет, теть Вика, - это вовсе кошка. И "знаток" тоже, подержав котенка кверху брюхом, сказал: "Короче, кот без этих... ну, понимаешь... не бывает." Так Фокс Уильям Малдер срочно стал Дэйной Кэтрин Скалли. "Что ж, в жизни и не то бывает, - подумал котенок... - Лишь бы кормили".

    И снова вечер. Разбитая коленка. Соленые слезы. Автоматные очереди персоналки. Овсяная каша. Скалли на тюлевой занавеске. И самое дорогое - когда моя рука под подушкой встречает исцарапанную дочкину ладошку... А наглая Скалли мурчит в ногах...

    Что может быть лучше рождения мальчика? Только рождение девочки... Или еще одного мальчика... И еще одной девочки... И я засыпаю в ужасе.
     

Personal information Photogallery Favorite links Travel and adventures Literature Contact information Services on the site Latest site news Main page